?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Протест

За окном волновалось людское море. Ирит смотрела на него с тревогой, Шуки - с интересом. Взгляд Ирит выхватывал лозунги - знакомые "Нет Постконфликту", "Долой Закон Остановки", "Хватит нянчиться с придурками", "Верните человеку выбор", "Контроллеров на разрядку, людей в закон, придурков в загон!".

Эти люди, рвущиеся к законам, хорошо умели возмущаться и отрицать, но никогда не предлагали альтернативы Постконфликту. Возможно, они даже считали, что человек должен уничтожать себе подобных. Убийство как свободный выбор. И начинать они будут с амнестиков, этакие санитары леса, потом сотрут с лица земли всех, работающих на Постконфликт, герои-освободители, а потом вцепятся друг другу в глотки, и их некому будет остановить. Торжество естественного отбора, дивный новый мир.

Шуки прилежно смотрел на лица, пытался копировать мимику, теребил Ирит:
- Придурки, да? Придурков куча, допрыгаться?
- Кто тебе сказал, Шуки?
- Эти сказал. Шуки тоже придурка? Эти так называть.
- Придурок, - поправила Ирит и спохватилась: - Правильно называть "амнестик". Эти люди знают мало и говорят неправильно. Когда человек не помнит - "амнестик". Ничего стыдного.
- Шуки не стыдный?
- Шуки хороший, - отозвалась Ирит. - Ты хороший, Шуки. Ты учишься быстро.

А теперь убираем эти нотки горечи: Шуки учится быстро, и у Шуки есть шанс успеть (в отличие от нее, Ирит). Тогда ее работа не пропадет. Шуки не придется начинать с нуля (в отличие от нее, Ирит). Возможно, через несколько лет уже Шуки будет ее обучать, только она, конечно, ничего не вспомнит, затвердит: Ирит не придурка, Ирит не стыдная, Ирит хорошая.

Шуки захихикал.
- Эти совсем амнестики, много. Допрыгаться, пока остановщики придут. Не хотеть остановщиков, а сами прыгать, орать. Получать свое.

Злорадство? Мстительность? Или... Да он же видит несуразицу, только и всего, просыпается чувство юмора: если ты боишься и ненавидишь остановщиков, очевидно, тебе не стоит лезть в агрессивную орущую толпу - мишень для них. Когда же, когда человечество освоит формы индивидуального и конструктивного протеста, перестанет сбиваться в стада?! В обществе одних амнестиков? Черта с два, амнестиков тоже тянет в толпу. Вот как Шуки - ждет, пока Ирит отопрет дверь и разрешит ему включиться в игру. Для Шуки это весело.

Если я каким-то чудом сохраню себя, неделю не вылезу из разрядки. Две недели. Вот этих, кто нагнал в толпу амнестиков, я убила бы сама! Создали массовку, и амнестики резвятся и прыгают под транспарантами, призывающими их же пустить в расход. Мол, смотрите, контроллеры, против вас даже ваши придурки, ваша работа напрасна, человека не изменить! Как будто амнестики способны быть против. А что амнестики рискуют больше - не беда, амнестики расходный материал. Им не будет места в мире торжествующей агрессии, как и старым, больным, уродливым...

И вторую свою Остановку, допустим, они переживут. И третью. Но резервы организма небеспредельны даже у вчерашних бунтарей. Будут новые "придурки" - получат свое, как там Шуки болтает, но будут и "овощи", и не только в эпицентре. Их не адаптируют все силы Постконфликта, а его противникам "овощи" тем более не нужны.

А Шуки бубнил:
- Умный в кучу не ходить, Шуки умный, Шуки смотреть! Эти называть - Шуки смеяться, и кто теперь амнестик?

Юмор амнестиков, не угодно ли? Ах, какая это была бы статья! А много ли ты знаешь статей, написанных амнестиками? Лично я - ни одной. Пока контроллеры принимают решение, ты теряешь драгоценные секунды, фантазируя, что выдающийся амнестик Ирит будет не придурка. Надежда пытается обыграть статистику. Ну, и кто у нас теперь амнестик?

- Умница, Шуки! - похвалила Ирит и тут же спохватилась: прививаем оценочную зависимость, на диво профессионально!

Да к черту, через несколько минут прибудут остановщики, и с Шуки уже в любом случае работать не ей. Месяцы работы могут быть уничтожены за секунды, одной вспышкой, стирающей из памяти последние лет семь...

Если Шуки не успеет, они оба начнут с нуля (и кто теперь амнестик?) - и, возможно, потом будут в одной команде остановщиков. Еще молодые, обучаемые, с хорошими реакциями - достаточно хорошими для остановщика. Шуки никогда не вспомнит, как прыгал и орал в толпе, ему никогда не будет стыдно за кровь на собственных руках. Он переживет свою вторую Остановку и прекрасно впишется в общество. Опьянения боем он не узнает, не прокричит: "Долой остановщиков!", он сам будет остановщиком.

А она, Ирит, уже никогда не пожалеет о любимом деле, отныне и до конца жизни для нее недоступном. Она даже полюбит свою новую работу. Будет по-своему счастлива, не так, как это представляется нынешней Ирит, но кто сказал, что мы счастливее амнестиков? Мы все потенциальные амнестики. И меня это вовсе не радует, но потом это вообще перестанет меня волновать.

- А теперь слушай, Шуки: ты должен бежать, быстро-быстро. Как только можешь. Ты сильный, большой, ты справишься. Вот так бежать и не сворачивать. Очень важно, Шуки. Не давай себя задержать, беги обязательно. Понял?
- Понял. От остановщиков бежать? А зачем? Остановщики не страшные. Не больно. Так придурки думать, не Шуки. Шуки умный. Шуки учится быстро.
- Очень умный, Шуки. Правда-правда. Чтобы остаться умным, надо бежать. Очень далеко отсюда бежать. Не успеешь, станешь амнестиком снова. Придурком станешь.

Простите, тьюторы и Этический Кодекс, но я хочу, чтобы Шуки успел. Двадцать месяцев работы, и пусть кто-нибудь другой разжует Шуки все про "придурков" и доработает тему стыда. Беги, мой мальчик, козленочком станешь. Беги. Пусть это будет мой протест: Шуки сохранится, теперь уже полезный Шуки, будущий программатор с его неуклюжим Шуки-юмором, Шуки, который станет работать на Постконфликт. Лучшее, что я могу сделать сейчас.

- Беги, Шуки! - настойчиво повторила Ирит. - Здесь больно, здесь страшно, стыдно будет, Шуки, беги!

Амнестиков первого года уже эвакуировали. Ты и я можем позаботиться о себе, но времени у нас немного. Беги, ты можешь успеть, почему же ты стоишь?!

- Ирит тоже бежать?
Интерес? Забота? Привычка к диалогу с ней?
- Я останусь здесь, Шуки.
- Придуркой станешь?

Ирит сморгнула. Первое личное обращение. Шуки учится быстро. Шуки эмпатирует.

- Ты большой, Шуки, большой и сильный. Ты сможешь добежать, а я нет. Эти люди не любят таких, как я. Тебя они пропустят. Я пропаду в толпе.
- Убивать нехорошо. Никак нельзя! - убежденно заявил Шуки.
- Правильно, Шуки. Поэтому остановщики придут. Поэтому я останусь, здесь убивать не будут. А остановщики не страшные, не больно. Просто будет Ирит неумная. Научат.
- Я не хочу.

Не "Шуки не хочет", "я не хочу", заметь. А уж я-то как не хочу, дитятко бородатое! Ты хотя бы не понимаешь, каково выбирать между смертью и потерей прежней личности. Но я-то понимаю! Я скрываю от тебя свой гнев и страх, свою тревогу, скрываю плохо, раз ты почуял слабину и не слушаешься, пытаешься со мной поторговаться. Да беги же, беги!

...Я бы тоже не прочь выторговать у смерти что-то большее, чем будни амнестика. Но смерть не дает слабины. Все, что я могу сохранить, это ты - такой, как ты сейчас. И это все, что останется от Ирит. Амнестик, ничего стыдного, научат. Ирит сжала челюсти.

Разбитое стекло побелело морозным узором, толпа довольно взревела. Пора! Сейчас они займутся окном, а Шуки тем временем успеет выйти незамеченным.
- Смотри, Шуки, туда. Иди туда. Пробирайся и беги. Беги далеко. Быстро беги, как только сможешь. Добежишь и останешья умным, а здесь - только стыдным! Беги, будешь программатор, Ирит учить будешь, потом хорошо будет, только беги! Беги сейчас же!

Ирит вытолкнула Шуки на площадь и захлопнула дверь. Если они догадаются, что выход Шуки - это возможность к ней вломиться...

Она машинально запирала двери, скользила взглядом по лозунгам. Ага, это что-то новенькое: "Право выбора - право человека!" и "Я сама себе контроллер!". Если бы. Сам себе никто не контроллер. "Не делайте из людей придурков". Старая песня, и я готова подпевать, я-то не свободна от разделения людей на "мы" и "они", я твердила: "амнестик - не стыдно", я, тьютор Постконфликта, но я не готова стать амнестиком. Остановщики не страшные, не больно, но я-то боюсь!

Ирит еще успела увидеть Шуки, бороздящего человеческое море, великана Шуки с воинственно торчащей бородой. Его пропускали - что с придурка возьмешь, попробуй, останови такого! Шуки побежал, за ним увязались несколько амнестиков. Может быть, мы нянчились с ними не напрасно...